BEAUTY BODY STUDIO "Красота не требует жертв, красота требует денежных вложений" © Карл Лагерфельд Администрация сайта & Размещение рекламы
     

    Пластика лица при возрастных изменениях

    Александр Неробеев, профессор, доктор медицинских наук, главный врач АРТ-Клиник, уверен, что «при выборе операции хороший хирург всегда действует в интересах пациента. Он должен учитывать все пожелания, не быть диктатором, но при этом уметь отказывать, если требования кажутся ему нелогичными».

    Сегодня нет однозначного отношения к омоложению лица

    Александр Неробеев
    Александр Неробеев

    Это проявляется в существовании двух диаметрально противоположенных подходов. Один путь – сверхсложные методы, связанные с использованием современной аппаратуры, эндоскопической техники, новыми изысканиями в области анатомии лица, новым шовным материалом.

    Чрезвычайно сложные операции делаются через маленькие разрезы и нередко сопровождаются гематомами, большими отеками, сохраняющимися два-три месяца. Подобные операции обязательно должны согласовываться с пациентами, так как в результате значительно меняются черты лица. Так как мягкие ткани щек и скуловых областей перемещаются вверх, лицо становится чуть более скуластым, приобретает треугольный вид. Пациентам требуется время, чтобы адаптироваться к собственной внешности. Это серьезные и дорогостоящие операции, но их результатов, как правило, хватает на много лет.

    Вторая концепция — так называемая малоинвазивная хирургия, связанная с минимальными разрезами, проколами. К ней прибегают люди, которые хотят улучшить свою внешность, но при этом боятся радикальных изменений. Сюда прежде всего относится введение под кожу нитей с зацепными крючками, сменившие когда-то популярные золотые нити.

    Хотя нитяные подтяжки проводятся амбулаторно, под местной анестезией, оказалось, что они не очень просты. Нити не всегда удается поставить симметрично, и черты лица искажаются. Они часто рвутся, иногда контурируют (проступают) под кожей. Так как мимика лица очень сложная, во время улыбки, при прищуривании глаз могут возникать участки натяжения кожи. К этой операции тоже нужны соответствующие показания.

    Однако кажущаяся легкость привела к тому, что их стали делать не только специалисты-хирурги, но и дерматокосметологи. Они плохо знают мимические мышцы, не умеют выбрать правильное направление натяжения тканей, соблюсти абсолютную, хирургическую стерильность. Если нить воспалится, ее можно рассматривать как занозу. Пока вы ее не удалите, инфекция не пройдет. Между тем убрать нить с крючками очень сложно. Эти люди сводят малоинвазивную хирургию до положения парикмахерской: сорок минут, и вы вышли с новым лицом. Я бы не посоветовал обращаться к специалистам, которые занимаются только нитями.

    Проведение пластики лица при возрастных изменениях имеет определенные критерии, при этом универсальной методики не существует… Основная тенденция — к уменьшению разрезов. Сегодня в хороших клиниках не делают круговую подтяжку лица – с рассечением всех тканей, обширными разрезами в волосистой части головы.

    Достаточно небольших разрезов в области уха и на виске. Затем идут проколы. В определенных случаях, когда надо сильно натянуть шею, делается разрез в затылочной области. Но он проходит не по краю роста волос, а в середине затылка. После подтяжки женщина должна иметь возможность забирать волосы вверх, носить прическу с узлом.

    Блефорапластика в определенном возрасте комбинируется с эндоскопической подтяжкой бровей. С возрастом веки нависают очень часто из-за того, что опускаются брови. Если иссекать только кожу верхних век, в дальнейшем брови еще немного опустятся, веко вновь обвиснет. Лицо вновь будет выглядеть усталым.

    Еще одна важная тенденция в пластической хирургии – работа с определенными отделами лица. Каждый из нас стареет по-разному, у каждого есть свои проблемные зоны. На сегодня признано, что все три части лица равнозначны. Поэтому важно уметь правильно выбирать приоритеты. Если необходимо приподнять щеки, требуется работа со средней зоной. Чтобы получить хороший подбородочный угол – хирург отдельно работает с шеей. У кого-то омоложение требует работы с бровями, внешними уголками глаз. Это у художника сегодня может быть стиль такой, а завтра — такой. Хирург занимается омоложением конкретного лица конкретного человека. Поэтому универсальной методики не существует.

    Самые прогрессивные и сложные операции не всегда — самые лучшие

    Большинство из нас хочет попробовать все самое прогрессивное, новое…Но здесь надо быть очень осторожным. Пациентам, решившимся на пластическую операцию лица, я бы посоветовал рассуждать здраво, не очень доверять рекламе. Обращаться к хирургу, который владеет всеми методами и может подсказать именно вам подходящий вариант.

    Та же эндоскопия — не единственный вариант хирургии. Не каждый способен два-три месяца ходить с большими отеками, с измененным лицом. В моей практике мне ни раз приходилось сталкиваться с истериками из-за того, что на месяц и больше лицо теряет чувствительность, до конца не закрываются глаза, меняется улыбка. Среди различных типов улыбки наиболее популярна так называемая улыбка Моны Лизы: уголки губ приподнимаются и слегка раздвигаются в стороны.

    Если эндоскопическую операцию проводит не очень опытный хирург, нередко возникает так называемая волчья улыбка: из-за того, что приподнимаются передний и средний отдел лица, при улыбке обнажаются верхние зубы. Это может стать серьезной травмой.Лично я с большой осторожностью отношусь к поднадкосничной пластике.

    Это тоже чересчур травмирующая операция. С ее помощью трудно создать естественный рельеф лица. Недавно у меня рыдала пациентка, решившаяся на поднадкостничную пластику. Она мне показала фотографию «до операции и после». Парадокс в том, что она стала выглядеть моложе ( уменьшились морщины, носогубные складки), но при этом – хуже. Лицо стало другое – несимпатичное. При поднадкосничной пластике мы не можем точно прогнозировать, как будет выглядеть пациент. И это обязательно надо учитывать. Ведь даже если внешность изменилась, чуть-чуть к ней все равно надо привыкать.

    Из новых методик лично мне очень близок липофилинг

    Введение собственного жира в ткани лица не случайно получило широкое распространение. Установлено: старение, проявляющееся в опущении тканей, происходит не только за счет гравитации, но и из-за уменьшения и перераспределения количества жира на лице. Он смещается вниз, скапливается в виде грыж, брылей, второго подбородка. А верхняя часть лица из-за недостатка клетчатки теряет юношеские объемы, «проваливается» вниз. Лицо словно опадает.

    Именно поэтому подтяжку лица хорошо комбинировать с липофилингом. У пациентки из области коленей, живота через проколы особым образом набирается жир, обрабатывается, после чего с помощью специальной техники опять же через проколы вводится в те участки, где требуется воссоздать объем. Ткани подтягиваются, лицо выглядит молодым и отдохнувшим.

    Этот жир хорошо приживается: в среднем за четыре месяца уходит до тридцати процентов, а остальное количество сохраняется на всю жизнь. Существуют специалисты – например, доктор Колеман – считающие, что работа с введением и перераспределением жира может вообще заменить подтяжку лица. У пациентов не будут образовываться складки, лицо сохранит молодой объем и моложавость. Но это тоже очень непростая методика.

    Жир надо вводить очень аккуратно, тонкими иглами. В противном случае– особенно, если кожа тонкая –«комочки» жира могут контурировать, проступать под кожей.

    При всем своем бурном развитии косметология не стала альтернативой пластической хирургии

    А ведь именно это нередко утверждает реклама. Да, сейчас, действительно много хороших аппаратных методик… Лазеры (тот же Фраксель) в определенной степени улучшают состояние тканей, уплотняют кожу, дают определенный эффект лифтинга. У людей с небольшими избытками кожи четыре-шесть процедур Фракселя эквивалентны трем четвертям пластической операции. Однако если после операции вам гарантированы пять, а то и десять лет, эффект от лазерной подтяжки сохраняется год-полтора. А потом процедуру надо повторять.

    Я всегда советую своим пациентам подумать над тем, чего они хотят. Нередко ко мне приходят и говорят: я только вот здесь хочу чуть-чуть подправить. Но этого чуть-чуть и хватит на чуть-чуть — небольшой промежуток времени. Часто бывая за границей, я видел клиники, специализирующиеся на очень небольших, недорогих операциях.

    Их врачи так и говорят: через год-два пациентки вернутся к нам вновь, и мы все равно получим свои деньги. В конце концов вы попадаете на ту же сумму – но только по частям, в рассрочку. Хороший хирург должен всегда действовать в интересах пациента.

    Не быть диктатором, учитывать все пожелания. Потому что операция может быть проведена великолепно, но если пациент ожидал чего-то другого, он все равно останется недоволен. И при этом уметь отказывать, если требования кажутся ему нелогичными. В этом – секрет успеха. И именно это – достижение взаимопонимания между пациентом и хирургом – самое трудное.

    Пластический хирург Александр Неробеев

    Интервью с экспертами

    Алиев Таир Рафикович

    Алиев Таир Рафикович

    Уменьшение груди: Личный опыт

    Таир Алиев, пластический хирург, главный врач «Клиники века» уверен, что уменьшение молочных желез – одна из самых сложных и трудоемких операций в эстетической пластической хирургии.

    Отари Гогиберидзе

    Отари Гогиберидзе

    Мне интересны сложные случаи

    Ведущий пластический хирург группы клиник «Клазко» — о том, как важно использовать в рамках одной операции все существующие методы и придумывать форму носа с учетом исходной.

    Леонид Павлюченко

    Леонид Павлюченко

    Пациент для идеального живота

    Главный врач клиники «Хирургия красоты» профессор, доктор медицинских наук Леонид Павлюченко, считает, что в человеке все должно быть красиво и гармонично.

    Эмма Должикова

    Эмма Должикова

    Тонкости эстетического хирурга

    Эмма Должикова возглавляет Институт красоты. Об эстетической медицине она знает все, так как обладает колоссальным врачебным опытом.

    Владимир Корчак

    Владимир Корчак

    Выбор имплантата

    Владимир Корчак одним из первых в стране начал делать операции по увеличению груди: первую пациентку прооперировал в 1990 году в Институте красоты.

    Леонид Павлюченко

    Леонид Павлюченко

    Блефаропластика

    Главный врач клиники «Хирургия красоты», профессор, доктор медицинских наук, пластический хирург Леонид Павлюченко любит, когда глаза его пациентов сияют счастьем и излучают молодость.Таких результатов он добивается путем проведения трудоемкой, но эффективной пластики век новыми методами.

    Леонид Павлюченко

    Леонид Павлюченко

    Пластика по возрастным показаниям

    Красота и молодость — очень близкие понятия. Если вдуматься, никто из нас не знает, что такое красота. Это – философская категория, определить которую очень сложно.

    Александр Неробеев

    Александр Неробеев

    Пластика при возрастных изменениях

    Александр Неробеев, профессор, доктор медицинских наук, главный врач АРТ-Клиник, уверен, что «при выборе операции хороший хирург всегда действует в интересах пациента.

    Леонид Павлюченко

    Павлюченко

    Пластика носа: векторная теория

    Операции по пластике носа «от Павлюченко» имеют мало общего с тем, что описано в учебниках. Чтобы достигнуть такой степени индивидуализации, я должен был заниматься ринопластикой 25 лет. Сегодня я практически ничего не применяю из так называемых базовых техник.



    Новые обзоры и отзывы