BEAUTY BODY STUDIO "Красота не требует жертв, красота требует денежных вложений" © Карл Лагерфельд Администрация сайта & Размещение рекламы
     

    Отари Гогиберидзе: В ринопластике мне интересны более сложные случаи

    Ведущий пластический хирург группы клиник «Клазко» — о том, как важно использовать в рамках одной операции все существующие методы и придумывать форму носа с учетом исходной.
     

    Когда оперируешь, важно учитывать все существующие методики.

    Отари Гогиберидзе
    Отари Гогиберидзе

    Ринопластикой я стал заниматься, когда попал на кафедру челюстно-лицевой хирургии. Там я видел как эстетические, так и реконструктивные, восстановительные операции – после различных травм, катастроф и т.д.

    Учился делать их сам. В то время эталоном для меня была закрытая ринопластика – без внешних, видимых разрезов. Когда на одну из научных конференций приехал пластический хирург из Америки, продемонстрировал открытую ринопластику — скажу честно, мне не очень понравилось. Я никак не мог понять, зачем нужно нос «открывать».

    Лишь позднее пришло понимание: закрытая и открытая ринопластика – это принципиально разные подходы. Закрытая ринопластика – ротационная техника. Она дает возможность уменьшить хрящевые и костные отделы носа, сместить их в нужную сторону.

    А открытая ринопластика – более реконструктивная. Многие хирурги купились на открытую ринопластику: я открыл нос — и все вижу. Но тут можно получить гораздо больше проблем – с кожей, иннервацией питания кончика носа. Когда оперируешь, важно учитывать все существующие методики.

    Не стоит тупо копировать чью-то работу

    Может ли у хирурга быть свой почерк? Для меня говорить о почерке – это делать все носы по одной методике. Естественно, они будут выглядеть одинаково. Возможно, такой нос сможет дышать и даже будет похож на нос. Но это не означает, что он удовлетворит пациента в эстетическом плане.

    Мне посчастливилось оперировать со многими известными хирургами, в том числе и иностранцами — итальянцами, немцами, американцами. Базовые принципы у всех ринопластик одинаковые. Они складываются из определенных приемов — удаления костно-хрящевой горбинки, боковой остеотомии, частичном иссечении хрящей крыльев носа и т.д. При этом у многих хирургов есть свои подходы, своя школа. Но если хочешь добиться успеха, не стоит тупо копировать чью-то работу.

    Внешность каждого человека неповторима, и результат операции зависит от множества нюансов — овала лица, соотношения его частей, разреза глаз и т.д.  Кому-то я сделаю прямой нос, а кому-то вздернутый. Так как нос является комплексным сооружением, многие приемы диктуются его анатомией. Например, на этой неделе я провел пять операций по ринопластике. И все пять пациенток имели искривленную носовую перегородку, которую пришлось исправлять. Не потому, что они жаловалась на плохое дыхание. Перегородка – это та основа носа, на которой, образно говоря, вся история завязывается: от нее зависит кривизна носа, направление его кончика.

    Пластический хирург

    Самое важное в операции – ее правильное планирование, при котором учитываются форма носа, состояние перегородки, слизистой, формы кончика носа, тип горбинки, тип кожи. В этом случае мы можем предугадать результат —  не гарантировать его, а прогнозировать! А дальше начинается не менее важная послеоперационная работа. Пациентов надо вести – полгода, год. Кому-то сделать инъекцию, а кому-то подлечить слизистую.

    Для меня как хирурга интересы более сложные случаи.

    Не могу сказать, что в своей работе я отдаю предпочтение определенным носам. Конечно, легче всего делать операцию, когда у пациента достаточно тонкий нос, с умеренно выраженной горбинкой, нормальным типом кожи. Это будет всегда хороший результат.

    Наиболее сложно оперировать носы с толстой кожей: такие операции априори имеют сложный реабилитационный период с сильно выраженным отеком. Однако, если пациент настроен правильно, после беседы с хирургом понимает, чего можно ожидать, результат тоже может быть хорошим. Тем более, сегодня появились препараты и аппаратные методики, позволяющие бороться с отечностью. Лично мне интереснее работать с более сложными случаями. Например, когда есть искривление носовой перегородки, ты можешь улучшить пациенту дыхание. Когда, учитывая пропорции носа, ты способен правильно угадать высоту его спинки. Именно в сложных случаях проявляется творчество.

    Пластический хирург Отари Гогиберидзе

    Для меня ринопластика — не сложная операция.

    Я знаю, что делаю. Понимаю, как это делать. Технически сложной ринопластика является для хирургов, выполняющих ее достаточно редко, например, пять раз в год. Но это касается почти всех типов операций. Как-то на научной конференции в провинции я услышал от хирурга такую фразу: «Когда я делаю круговую подтяжку, теряю полжизни». Мужчине  – пятьдесят лет, он возглавляет отделение пластической хирургии в клинике!

    Я не выдержал и сказал: « Тогда вы больше эту операцию не делайте, можно и вторую половину жизни потерять». Когда операция профильная, нарабатывается опыт. Ты с ходу, с лету понимаешь, что хочет пациент. Примерно знаешь, какие приемы надо использовать. При работе с перегородкой нужна септопластика. Чтобы изменить спинку носа, специальным образом удалить горб. Многое зависит от руки хирурга, от того, насколько атравматично он оперирует, как глубоко работает. Работая в более глубоких слоях, мы имеем меньшую вероятность возникновения провалов, неровностей.

    Сложнее бывает потом, когда снимается повязка. Как будет проходить рубцевание, как будет «садиться» нос, как будет чувствовать себя пациент? Долгое время нос меняется. Сначала все – от спинки носа до кончика — отекшее. И пациент переживает, что кончик носа толстый. Сегодня отек справа больше, а слева меньше, а завтра – все наоборот. Надо смотреть пациентов, надо им помогать!

    И, конечно, есть случаи, когда надо уметь отказывать. Не подставлять себя и пациента. Получив плохой результат, человек в первую очередь будет винить не себя, а хирурга.

    Интенрвью с Отари Гогиберидзе

    Интервью с экспертами

    Алиев Таир Рафикович

    Алиев Таир Рафикович

    Уменьшение груди: Личный опыт

    Таир Алиев, пластический хирург, главный врач «Клиники века» уверен, что уменьшение молочных желез – одна из самых сложных и трудоемких операций в эстетической пластической хирургии.

    Отари Гогиберидзе

    Отари Гогиберидзе

    Мне интересны сложные случаи

    Ведущий пластический хирург группы клиник «Клазко» — о том, как важно использовать в рамках одной операции все существующие методы и придумывать форму носа с учетом исходной.

    Леонид Павлюченко

    Леонид Павлюченко

    Пациент для идеального живота

    Главный врач клиники «Хирургия красоты» профессор, доктор медицинских наук Леонид Павлюченко, считает, что в человеке все должно быть красиво и гармонично.

    Эмма Должикова

    Эмма Должикова

    Тонкости эстетического хирурга

    Эмма Должикова возглавляет Институт красоты. Об эстетической медицине она знает все, так как обладает колоссальным врачебным опытом.

    Владимир Корчак

    Владимир Корчак

    Выбор имплантата

    Владимир Корчак одним из первых в стране начал делать операции по увеличению груди: первую пациентку прооперировал в 1990 году в Институте красоты.

    Леонид Павлюченко

    Леонид Павлюченко

    Блефаропластика

    Главный врач клиники «Хирургия красоты», профессор, доктор медицинских наук, пластический хирург Леонид Павлюченко любит, когда глаза его пациентов сияют счастьем и излучают молодость.Таких результатов он добивается путем проведения трудоемкой, но эффективной пластики век новыми методами.

    Леонид Павлюченко

    Леонид Павлюченко

    Пластика по возрастным показаниям

    Красота и молодость — очень близкие понятия. Если вдуматься, никто из нас не знает, что такое красота. Это – философская категория, определить которую очень сложно.

    Александр Неробеев

    Александр Неробеев

    Пластика при возрастных изменениях

    Александр Неробеев, профессор, доктор медицинских наук, главный врач АРТ-Клиник, уверен, что «при выборе операции хороший хирург всегда действует в интересах пациента.

    Леонид Павлюченко

    Павлюченко

    Пластика носа: векторная теория

    Операции по пластике носа «от Павлюченко» имеют мало общего с тем, что описано в учебниках. Чтобы достигнуть такой степени индивидуализации, я должен был заниматься ринопластикой 25 лет. Сегодня я практически ничего не применяю из так называемых базовых техник.



    Новые обзоры и отзывы