Таир Алиев, пластический хирург, главный врач «Клиники века» уверен, что уменьшение молочных желез – одна из самых сложных и трудоемких операций в эстетической пластической хирургии.

Уменьшающая маммопластика делается не только по эстетическим, но и медицинским показаниям.
Алиев Таир Рафикович
Алиев Таир Рафикович

Слишком большие молочные железы значительно ухудшают качество жизни женщин, отражаются на состоянии их здоровья. При гипертрофии третьей — четвертной степени развивается состояние хронической усталости, а в дальнейшем – деформация позвоночника со всеми вытекающими последствиями. В передовых странах мира эти операции рассматриваются как лечебные и оплачиваются государством по системе социальной защиты. В нашей стране пока это проблема ложится на плечи самих женщин.

Принимая решение об операции, важно учитывать ощущения самой пациентки. Рассматривать проблему исходя не из чашечки бюстгальтера, а  роста, веса, конституции, строения костей. Возможно, некоторые пациентки, желающие уменьшить грудь размером D, когда нет массивного птоза, совершают ошибку.  При этом многие из них приводили мне весомые аргументы, что и размер D вызывает у них дискомфорт.

С выполнением этой операции очень важно не торопиться

Гипертрофия молочных желез, как и гигантомастия, часто появляются  уже  в детстве. Мне  известен случай, когда у девочки 12 лет каждая из желез весила 8 килограммов и продолжала расти дальше. Прогрессирующим ростом молочных желез занимаются эндокринологи  и специалисты других смежных областей. Назначаются препараты для прекращения их роста. Пластические хирурги имеют дело со случаями гипертрофии у взрослых людей, когда рост груди уже остановился.  Тем не менее,  с этой операцией лучше не торопиться.

Если ко мне приходит уменьшить грудь юная, еще не рожавшая девушка, по возможности я стараюсь отговорить ее делать операцию до родов. Для этого надо очень внимательно отнестись к ее мотивации. Разобраться, в том числе с помощью психолога — это ее взгляд на собственное тело, или ей кто-то в этом «помог»: друг, а иногда и собственная мама. Как врач, я обязан предупредить: практически любое уменьшение приводит к нарушению протоковой системы молочных желез. В дальнейшем это не позволит кормить грудью, придется принимать препараты для прекращения лактации. Еще один довод — после родов грудь, как правило, меняется. Может чуть-чуть подрасти, или, напротив, уменьшиться. В результате потянутся послеоперационные рубцы, расширится диаметр ареолы, может снова возникнуть птоз. Напротив, сделав операцию  после родов и кормления, можно заставить железу достаточно долго сохранять обретенную форму.

Хотя из любого правила бывают исключения. У меня было немало пациенток, после родов оставшихся довольными формой и местоположением железы. Повторная операция им не понадобилась.

Операция по уменьшению груди

Сейчас все увлекаются экономными резекциями при уменьшении молочных желез. Когда их можно и нельзя предлагать?

Для меня пластическая хирургия давно выстраивается в математические модели. Чтобы получить красивый и долговечный результат, нельзя нарушать какие-то законы.

При уменьшении груди размером F и больше, новый объем не должен превышать размера D, а лучше – С. Более массивная грудь может вновь начать увеличиваться, «поползет» вниз, что приведет к повторной операции. Значительная гипертрофия желез часто является ограничением для вертикальной уменьшающей маммопластики.

При уменьшении груди размера G, когда расстояние от ключицы до соска больше 28 сантиметров, а от соска до складки под грудью больше 15, надо обязательно подумать о горизонтальном рубце под грудью. Тем не менее, чтобы было меньше швов, многие предлагают ограничиться лишь вертикальным рубцом. А потом пациентка вновь появляется у пластического хирурга. Модная переареолярная уменьшающая маммопластика – с разрезом лишь вокруг ареолы — позволяет достигнуть лишь небольшого уменьшения груди. Еще одно «увлечение» хирургов — чрезмерное уменьшение диаметра ареол. Это не всегда безопасно. В норме ареала может быть от 4 до 5,5 сантиметров. Я всегда оставляю пять. Если возникнет такое осложнение, как краевой некроз (отмирание ткани по краю рубца), эти 5 мм спасут ситуацию.

Уменьшение молочных желез – одна из самых сложных, длительных и ответственных операций.

Имея двадцатилетний опыт, я трачу на нее минимум четыре-четыре с половиной часа. После того, как ты уменьшил правую грудь, точно так же надо уменьшить левую. Сделать их симметричными, угадать объем. Закрепить железы так, чтобы они  в дальнейшем не опускались.

Это уже достаточно сложные задачи. Кроме того, при выполнении операции хирурга подстерегает немало опасностей. При перемещении соска и ареолы в новое положение важно сохранить питающие их сосуды – артериальные и венозные. Знание анатомии и возможность выбирать для этих целей различные «ножки» позволяет это делать довольно успешно. Тем не менее, иногда случается разная степень ишемии ( нарушения кровообращения), вплоть до некроза – утрата соска с ареолой. Здесь очень важно уметь исправить ситуацию, владеть всеми методиками, позволяющими восстановить ареолу и сосок. Еще один из ответственных моментов — наложение швов. Рубцы всегда  должны быть идеальными. Пациентка, пожелавшая уменьшить грудь, не должна получить ее обезображенной. Поэтому я никогда не доверяю этот этап кому- либо, всегда накладываю только косметические швы, работаю в тесном контакте с дерматологами.

На некоторых интернет-сайтах в материальном плане уменьшение груди оценивается значительно ниже, чем увеличение – технически более простое. Это не может не настораживать. Непонятно, специалист какого класса делает эту операцию.

Операция по увеличению груди

За устранение асимметрии груди я активно стал браться лишь в последние десять лет…

Здесь очень много достаточно сложных моментов, которым не научишься ни за один месяц, ни за один год. Например, у пациентки одна грудь нормальная, а другая слишком большая. Чтобы сделать из одной точную копию другой, приходится подумать, как скроить «чехол», сколько кожи убрать. Очень часто нормальная по размеру грудь не является идеальной, провисает. А пациентка отказывается ее переделывать. В этом случае приходится моделировать птоз на уменьшаемой железе. Существуют заболевания  ( отсутствие или недоразвитие ребер с одной стороны, частичное отсутствие большой грудной мышцы), когда одна из желез неразвита или практически отсутствует. В этом случае сначала увеличиваешь меньшую грудь. И лишь потом подбираешь объем, который нужно убрать, чтобы сделать симметричной железу на другой стороне.  Работа с асимметрией – высший пилотаж маммопластики, требующий от хирурга владения всеми типами операций.

Сложность и трудоемкость операции побуждает хирургов найти способ облегчить свой труд…

Я знаю российских хирургов, которые оперируют двумя бригадами: одна работает с правой, а другая с левой грудью. Сам был свидетелем подобного подхода во Франции. Доктор, выполняющий операцию по социальной страховке, ходит между тремя столами. И говорит своим коллегам, что нужно делать, где и сколько убрать. Для меня подобный подход не приемлем. Нужно иметь очень хороший тандем, чтобы быть уверенным, что команда, оперирующая на другой стороне, сделает точно так же, как ты. Одно дело, если это соцзаказ, направленный на оздоровление нации. Другое, когда именно к тебе обращается женщина со своей проблемой, сама оплачивает эту операцию. Разговаривая с ней, я представляю ей себя, а не всю бригаду. Пациентка должна быть уверена, что я несу за нее ответственность. При любой пластической операции важно, чтобы врач отвечал за результат и мог справиться со всеми возникающими проблемами. А пациент не оказался беспризорным в поисках специалиста, который исправит чужие ошибки.

Беседовала Светлана Троицкая

Интервью с экспертами

Алиев Таир Рафикович

Алиев Таир Рафикович

Уменьшение груди: Личный опыт

Таир Алиев, пластический хирург, главный врач «Клиники века» уверен, что уменьшение молочных желез – одна из самых сложных и трудоемких операций в эстетической пластической хирургии.

Отари Гогиберидзе

Отари Гогиберидзе

Мне интересны сложные случаи

Ведущий пластический хирург группы клиник «Клазко» — о том, как важно использовать в рамках одной операции все существующие методы и придумывать форму носа с учетом исходной.

Леонид Павлюченко

Леонид Павлюченко

Пациент для идеального живота

Главный врач клиники «Хирургия красоты» профессор, доктор медицинских наук Леонид Павлюченко, считает, что в человеке все должно быть красиво и гармонично.

Эмма Должикова

Эмма Должикова

Тонкости эстетического хирурга

Эмма Должикова возглавляет Институт красоты. Об эстетической медицине она знает все, так как обладает колоссальным врачебным опытом.

Владимир Корчак

Владимир Корчак

Выбор имплантата

Владимир Корчак одним из первых в стране начал делать операции по увеличению груди: первую пациентку прооперировал в 1990 году в Институте красоты.

Леонид Павлюченко

Леонид Павлюченко

Блефаропластика

Главный врач клиники «Хирургия красоты», профессор, доктор медицинских наук, пластический хирург Леонид Павлюченко любит, когда глаза его пациентов сияют счастьем и излучают молодость.Таких результатов он добивается путем проведения трудоемкой, но эффективной пластики век новыми методами.

Леонид Павлюченко

Леонид Павлюченко

Пластика по возрастным показаниям

Красота и молодость — очень близкие понятия. Если вдуматься, никто из нас не знает, что такое красота. Это – философская категория, определить которую очень сложно.

Александр Неробеев

Александр Неробеев

Пластика при возрастных изменениях

Александр Неробеев, профессор, доктор медицинских наук, главный врач АРТ-Клиник, уверен, что «при выборе операции хороший хирург всегда действует в интересах пациента.

Леонид Павлюченко

Павлюченко

Пластика носа: векторная теория

Операции по пластике носа «от Павлюченко» имеют мало общего с тем, что описано в учебниках. Чтобы достигнуть такой степени индивидуализации, я должен был заниматься ринопластикой 25 лет. Сегодня я практически ничего не применяю из так называемых базовых техник.



Новые обзоры и отзывы